Игры президентов. Сезон 2

Статус катэгорыі:
- (Пагаршэнне сітуацыі)
01-31.12.2021

2021 год – период односложного, безальтернативного замыкания Беларуси на Россию. На протяжении года всегда имелась динамическая комбинация из трех сценариев сближения (и соответствующей экономической поддержки России) с выраженным сиюминутным акцентом на одном из них – конституционная реформа, экономическая интеграция, военное сотрудничество. Лукашенко удалось не пойти на серьезные уступки по этим позициям, а Россия ограничилась скупой поддержкой беларуского режима. За фасадом большого политического торга обозначилась тенденция «мягкого размывания» беларуского суверенитета.

Минувший год – период беспрецедентно активных коммуникаций между правительствами России и Беларуси, что закономерно в условиях обвальной деградации других векторов беларуской внешней политики. А. Лукашенко и В. Путин задавали темп для всего истеблишмента: за год они контактировали десятки раз и, по меньшей мере, 6 раз встречались очно. Этот годовой период может рассматриваться как относительно бесконфликтный хотя за фасадом форсированного сближения заметна серьезная напряженность, сопровождавшая принципиальный политический торг.

К концу 2020 г. оформились три основных варианта сохранения и «окукливания» режима А. Лукашенко за счет российской поддержки: (1) конституционная реформа, которая гарантировала бы России преемственность и расширение ее влияния в Беларуси (после ухода Лукашенко) посредством диверсификации политической власти; (2) интеграция, подразумевающая сближение макроэкономических политик, гармонизацию налогового и таможенного законодательств и пр. в рамках т.н. Союзного государства; (3) более тесный (нежели ОДКБ) военный союз.

Три эти опции не являются взаимоисключающими: всегда имелась динамическая комбинация из трех сценариев с сиюминутным выраженным акцентом на одном из них. Так, после сочинской встречи А. Лукашенко и В. Путина в сентябре 2020 г. повестку определяла преимущественно тематика конституционной реформы, однако в начале 2021 г. конфигурация двустороннего торга изменилась, и на первый план вновь вышла «интеграция».

В феврале 2021 г. А. Лукашенко вновь вернулся к этой теме, заявив, что сторонам осталось доработать 6-7 дорожных карт интеграции из 33 предусмотренных договоренностями (годом ранее заявлялось об 1-2 недоработанных картах из 31 заявленной). К моменту сентябрьской встречи В. Путина и А. Лукашенко «карт» стало 28, они были переименованы в «союзные программы», их перечень, наконец, был опубликован на сайте правительства РФ. Финальное подписание этого пакета состоялось 4 ноября, после чего интеграционная активность пошла на спад: спустя два месяца после утверждения «интеграционного» декрета никаких заметных подвижек в аспекте экономического сближения не происходило.

Примечательно, что уже в начале марта на совещании по беларуско-российскому сотрудничеству Лукашенко представил свой политический курс на ближайшую перспективу. Главный акцент сделан на милитаризации Беларуси, военном сотрудничестве с РФ и формировании антизападной «оси». Тематика военной кооперации фигурировала в повестке на протяжении всего года. Минск активно стремится повысить уровень эскалации в отношениях с Западом таким образом, чтобы это одновременно вело к обострению отношений Запада с Россией. Летом 2021 г. беларуская сторона ввела в оборот еще один аргумент – миграционный кризис на западных границах Союзного государства, который выглядел как отчаянная попытка Минска открыть каналы коммуникации с Западом, разблокировать «геополитические качели» и, таким образом, улучшить свои переговорные позиции в торге с Россией.

К теме конституционных изменений Лукашенко в отчетный период обращался неохотно. В марте он подтвердил интерес к политической реформе, но грядущие изменения Основного закона стал именовать «корректировками», подчеркивая их незначительность. Хотя по факту некоторые корректировки в механизме передачи власти (не без активного участия спецслужб РФ) пришлось-таки внести. После «раскрытия» неудавшегося покушения на Лукашенко, он издал декрет, трактующий о том, что в случае его неспособности исполнять полномочия президента власть переходит Совбезу с одновременным введением ЧП. Такая мера предположительно страхует глав силовых ведомств, гарантирует его окружению сохранение позиций и обеспечивает контроль России в переходный период.

При ближайшем рассмотрении и вопросы конституционных корректировок (транзита власти), и союзные программы связаны с институциональными изменениями. Транзит означает переход к от персоналистского режима к режиму, предполагающему меньшую концентрацию полномочий, и по этой причине он неприемлем для Лукашенко. Он предпочел тянуть время, а в ходе конституционного референдума-2022 закрепить имеющийся status quo. Институциональные изменения через реализацию союзных программ также не устраивают Минск, поскольку предполагают распределение и упорядочивание экономической власти (включая укрепление института частной собственности) по российским лекалам. Наконец, тесное военное сотрудничество, фактическая работа беларуской армии как части российской никаким образом не влияет на другие условия (например, по энергоносителям или кредитам). Напротив: российская сторона считает, что услуга обеспечения безопасности Беларуси, укрепление ее армии требует от Беларуси отдачи – если не деньгами, то гармонизацией экономической политики.

Общие итоги торгов (включая предварительные договоренности) таковы:

1. Анонсированный договор об объединении рынка газа России и Беларуси, который планируется подписать до 1 декабря 2023, выглядит заманчиво, но конечные условия, которыми будет обставлено подобное «слияние» газовых рынков (также планируется создать единый рынок нефти и электроэнергии) ясны не до конца. Западные санкции – сильно не в пользу подобных перспектив. В 2021 г. добиться существенных уступок по энергоносителям Беларуси не удалось: в 2021 г. она покупала газ по цене минувшего года, в 2022-м – по цене 2021-го (USD 128,5 за 1 тыс. куб. м). Хуже обстоят дела с транзитом газа: профицит транзитных мощностей, возникающих из-за ввода трубопровода «Северный поток-2» покрывается за счет Беларуси. В IV кв. 2021 года транзит газа через беларускую трубу сократился с 9 до 2 млрд кубов.

2. Кредитные ресурсы, которые могут быть предоставлены беларуской стороне с сентября 2021 г. до конца 2022 г. должны составить, по словам В. Путина, USD 630-640 млн. Эта сумма не воодушевляет Лукашенко. В первой половине года беларуская сторона инициировала переговоры о привлечении USD 3 млрд через Евразийский фонд стабилизации и развития, к концу года запрос увеличился до USD 3,5 млрд, но пока не нашел отклика. В конце года во время встречи с Лукашенко Путин высказался приблизительно в таком духе: «Зачем вам деньги, если у вас в экономике все прекрасно?»

3. Транспортно-логическое замыкание на Россию – неизбежный эффект большой ссоры с Западом. Россия получила дивиденды от изоляции Беларуси по меньшей мере в аспекте перевыполнения планов по перенаправлению беларуских нефтепродуктов в российские порты. Вслед за нефтью через северный морской путь могут отправиться беларуские удобрения. После начала авиаблокады Беларуси, она оказалась «пристегнута» к российскому воздушному пространству с призрачной надеждой, что РФ компенсирует потери «Белавия».

4. В тезисе про единое оборонное пространство и совместную защиту от внешних угроз нет ничего нового, учитывая, что «единый оборонный центр» уже существует, и проводятся совместные учения.

5. Другие договоренности. Создание общего платёжного пространства, интеграция валютных систем – призрачные декларации (зафиксированные в интеграционном Декрете), ибо сами переговорщики признают, что пока не готовы к такому переходу. Столь же декларативно выглядят многие другие договоренности, касающиеся гармонизации налоговой системы, равных прав и возможностей граждан РФ и РБ в экономической и социальной сферах в рамках Союзного государства, единой промышленной политики, общего доступа к госзакупкам и госзаказу и т.д.

Прогнозы на 2022 год

Относительно высокая вовлеченность России в беларуские дела.

Резкое снижение транзитного значения Беларуси и, соответственно, – переговорных аргументов в спорах с Россией.

«Мягкое поглощение» – частичная передача на «аутсорсинг» России ряда суверенных функций и инфраструктур включая внешнюю политику, транспортно-логические возможности, оборону и безопасность и др.

Конституционный референдум-2022 не отменяет последующие торги по поводу реализации союзных программ.

 

 

Раней у раздзеле: Беларусь-Расiя

Апошнія трэнды

cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china cheap nba jerseys from china wholesale nba jerseys from china discount nba jerseys from china