by
July 9 – July 15, 2012

Силовики пока являются опорой Лукашенко, а могут стать и «коллективным конкурентом»

The situation has not changed
Силовики пока являются опорой Лукашенко, а могут стать и «коллективным конкурентом»

Силовые органы Беларуси усиливают свои позиции в системе государственного управления и шире – в системе белорусских элит. На рост их влияния указывают, прежде всего, предоставляемые сотрудникам спецслужб новые полномочия и льготы, а также иные проявления лояльности со стороны высшего руководства. Белорусское общество не оставило без внимания эту тенденцию и реагирует пассивным отказом в доверии властям.

Силовые структуры продолжают последовательно повышать свое влияние в системе госуправления и в обществе, а также активно создают для себя гарантии безопасности. Эту оценку подтверждает проведенная в 2011 г. реформа предварительного следствия, после которой расследование коррупционных и экономических преступлений было монополизировано двумя ведомствами – Следственным комитетом и КГБ. Кроме этого, в конце июня 2012 г. КГБ сумел добиться внесения поправок в закон, которые существенно расширяют его полномочия в части сыска. 4 июля Лукашенко отдельным указом наделил КГБ правом запрещать выезд за границу гражданам, находящимся на «профилактическом учете» комитета. Ранее таким ограничительным правом обладали лишь МВД, Минобороны и Минюст.

Белорусские силовики не ограничились расширением своих профессиональных полномочий и продолжают претендовать на закрепление себя в статусе сверх-элиты

Белорусские силовики не ограничились расширением своих профессиональных полномочий и продолжают претендовать на закрепление себя в статусе сверх-элиты. В частности, лоббируют изменения в системе образования для сотрудников прокурорских и следственных органов (реформа позволит сконцентрировать подготовку таких специалистов в особых «президентских» вузах, например, в Академии управления), а также реформу судебной системы (предложение рассматривать судебные дела в отношении сотрудников силовых органов только в военных судах). Ранее в ходе реформы системы жилищного кредитования, сотрудники силовых органов остались единственной бюрократической группой, которая сохранила право строительства жилья по льготным 5-процентным кредитам (у всех остальных категорий льготная ставка выше, а под 1% могут строить жилье только многодетные семьи).

Не менее интересны и косвенные признаки усиления силовых элит. К таким признакам, имевшим место на прошедшей неделе, следует отнести отсутствие реакции со стороны президента Лукашенко на факт нарушения воздушного пространства РБ шведским легкомоторным самолетом. Причем «вторжение» произошло 4 июля – на следующий день после помпезного военного парада в День независимости, на котором демонстрировались и современные средства ПВО. Несмотря на то, что этот инцидент объективно наносит урон репутации Минобороны и Госпогранкомитета, отсутствие официальной оценки или наказания виновных имеет и обратный смысл: белорусские военные и пограничники достаточно влиятельны, чтобы позволить себе отрицать очевидный факт без значимых последствий.

Простые граждане не оставили без внимания эту тенденцию укрепления позиций силовиков. Согласно данным июньского социологического опроса, 56,5% респондентов считают, что власть президента Лукашенко опирается на силы МВД, Минобороны и КГБ (против 48,6% в 2006 г.). А вот количество белорусов, верящих, что президентская власть опирается на простых людей, за период с 2006 г. сократилось с 34,2% до 18,1%.

Такие настроения в обществе приводят к тому, что среди белорусских граждан доминирует эскапистское настроение: 63,3% опрошенных заявляют, что живут, полагаясь только на себя, и избегают вступать в контакт с властью. При этом роста активных протестных настроений у белорусов по-прежнему не наблюдается.

Сохранение обозначенных тенденций приведет к продолжению раскола в белорусском обществе на элиты, приближенные к руководству страны, и остальных граждан, лишенных доступа к существенной части льгот и влияния на систему принятия государственных решений. Поскольку особенностью силовых элит является определенная безответственность перед обществом (они не избираются и традиционно избегают публичных выступлений), то укрепление позиций силовиков в системе госуправления должно сопровождаться общим повышением социальных, экономических и политических рисков.

Силовые органы косвенно заинтересованы в повышении таких широко понимаемых рисков, т.к. ликвидация угроз повышает значимость этих органов. Напомним, с 2010 г. в Беларуси как раз наблюдается повышение таких рисков: от финансовых угроз для вкладов населения до сомнительных случаев предотвращения КГБ терактов со стороны «исламистов» на территории Гомельской и Брестской областей.

Сдерживающим фактором в укреплении силовиков в качестве новой элиты остается как ни странно президент Лукашенко. Силовые структуры, безусловно, являются одной из главных опор его власти, однако по традиции он очень ревностно относится к конкурентам, особенно, если таким «конкурентом» становится целая группа. Пока признаков «ответных действий» со стороны президента не наблюдается, но ближайшие подвижки в формировании контр-элит возможны уже осенью после выборов в парламент. Ранее Лукашенко пространно намекал на проведение некой политической реформы, однако ее характер и стратегические цели пока не ясны.

You have been successfully subscribed

Subscribe to our newsletter

Once a week, in coordination with a group of prominent Belarusian analysts, we provide analytical commentaries on the most topical and relevant issues, including the behind-the-scenes processes occurring in Belarus. These commentaries are available in Belarusian, Russian, and English.
EN
BE/RU
Subscribe

Situation in Belarus

June 3 – June 9
View all

Subscribe to us

Read more