by
March 19 – March 25, 2012

Сделав выбор в пользу расстрела, Лукашенко усилил свою зависимость от силовиков

The situation has not changed
Сделав выбор в пользу расстрела, Лукашенко усилил свою зависимость от силовиков

Казнь Коновалова и Ковалева ставит точку в официальном расследовании обстоятельств этой истории, которые до сих пор воспринимаются как небесспорные очень многими белорусами.

17 марта белорусские СМИ обнародовали официальное извещение об исполнении смертного приговора в отношении осужденных по делу о терактах Коновалова и Ковалева. Всего тремя днями ранее было объявлено, что президент Лукашенко отказался помиловать хотя бы одного из приговоренных к смертной казни (такое ходатайство подавал Владислав Ковалев).

Исход по-своему закономерный – теракт в метро нанес слишком серьезный ущерб режиму, разрушив базовый постулат его имиджа: стабильность, безопасность и тотальный контроль над ситуацией. Кроме того, списав в «расход» фигурантов резонансного дела, правящая группа списывает в «архив» и само дело, продолжавшее вызывать неприятные для властей толки в стране и за рубежом.

Списав в «расход» фигурантов резонансного дела, правящая группа списывает в «архив» и само дело, продолжавшее вызывать неприятные для властей толки в стране и за рубежом

Помилование осужденного Ковалева, подавшего соответствующее прошение, могло бы интерпретироваться как сомнение президента в результатах расследования и справедливости приговора суда – особенно на фоне острой внутренней и международной критики. Таким образом, последнее слово президента было крайне важно для проводивших расследование сотрудников прокуратуры, МВД и КГБ.

Кроме этого, сохранение жизни Ковалеву потенциально повышало вероятность пересмотра этого дела – тем более что Ковалев в суде уже демонстрировал готовность активно защищать свои интересы, когда отказался от данных ранее показаний и заявил о давлении со стороны следствия. Наконец, Ковалев являлся важным свидетелем методов следственно-дознавательной работы, что опять же могло рассматриваться силовыми структурами как угроза. Например, о применении в КГБ пыток уже заявляли некоторые белорусские политзаключенные, в т.ч. бежавший в Чехию экс-кандидат в президенты Михалевич.

Поэтому силовые элиты, представители которых в ходе этого процесса получили новые звания и должности, были заинтересованы в вынесении именно смертного приговора: тогда дело о теракте было бы завершено полностью и с минимальными для них рисками. Такой исход особенно важен для руководства Следственного комитета, который во многом обязан своим возникновением расследованию дела о терактах.

Отказ Лукашенко смягчить наказание хотя бы одному из приговоренных, быстро последовавшая за этим смертная казнь означает, что президент сделал выбор в пользу интересов силовых элит, сформировавшихся, прежде всего, при КГБ и Следственном комитете. Последние существенно усилили свои позиции в ходе расследования дела о терактах в Минске и Витебске и закрепили их после расстрела осужденных.

Отказ Лукашенко смягчить наказание хотя бы одному из приговоренных, быстро последовавшая за этим смертная казнь означает, что президент сделал выбор в пользу интересов силовых элит, сформировавшихся, прежде всего, при КГБ и Следственном комитете

Однако, приняв решение в пользу расстрела, Лукашенко лишил себя возможности удовлетворить интересы значительной части граждан, которые не доверяют официальной версии о совершении теракта в минском метро преступниками-одиночками. В декабре 2011 г., по данным независимых опросов, таковых насчитывалось 43,4%.

Вследствие этого, президент ограничил себе пространство для внутриполитического маневра и усугубил зависимость от силовых элит, которые с конца 2010 г. последовательно повышают свое влияние в системе госвласти. Возрастание зависимости первого лица страны от силовиков сокращает набор инструментов государственного управления и вероятнее всего приведет к более частому использованию инструментария репрессий.

В результате теракта 11 апреля 2011 года на станции метро «Октябрьская» в Минске 15 человек погибли, тяжкие телесные повреждения получили 32, менее тяжкие – 72, другие телесные повреждения – 283 человека. В результате предыдущего взрыва в Минске, 4 июля 2008 года, ранения получили 59 человек, 22 сентября 2005 года в Витебске – 55, 14 сентября в Витебске – 2 человека.

You have been successfully subscribed

Subscribe to our newsletter

Once a week, in coordination with a group of prominent Belarusian analysts, we provide analytical commentaries on the most topical and relevant issues, including the behind-the-scenes processes occurring in Belarus. These commentaries are available in Belarusian, Russian, and English.
EN
BE/RU
Subscribe

Situation in Belarus

May 13 – May 19
View all

Subscribe to us

Read more