by
December 5 – December 11, 2011

Строительство белорусской АЭС из энергетического проекта превращается в «антикризисный»

The situation has not changed
Строительство белорусской АЭС из энергетического проекта превращается в «антикризисный»

Белорусские власти объявили подписание кредитного соглашения с Россией по АЭС большим успехом. С языка «официоза» это можно перевести и так: «успехом» сегодня считаются любые деньги, в любом объеме и на любых условиях вброшенные в белорусскую экономику.

Белорусские власти называют выгодными условия связанного государственного кредита на сумму до 10 млрд. долларов, предоставляемого Россией на строительство белорусской АЭС. Согласно условиям кредитования, Россия оплатит 90% стоимости будущей АЭС. Кредит используется в течение 10 лет – срок строительства АЭС, после чего будет погашаться в течение 15 лет. Таким образом, срок кредита – 25 лет.

Переговоры о кредитовании Россией строительства белорусской АЭС продолжались с переменным успехом более двух лет. Были в этот период моменты, когда белорусская сторона заявляла, что найдет не только другого кредитора, но подрядчика (упоминались якобы желающие из Франции, США, Японии и даже Китая). Понятно, что реальной альтернативы «Росатому» и российским деньгам у Беларуси никогда не было. Наибольшие же разногласия, тормозившие подписание соглашения, отмечались по сумме кредита и условиям экспорта электроэнергии.

Беларусь изначально запрашивала 9 млрд. – на возведение энергоблоков и сопутствующей инфраструктуры. Россия соглашалась лишь на 6 млрд. (смета Балтийской АЭС), отказываясь финансировать «побочные» расходы. В итоге выделяется 10 млрд. Арифметика явно не сходится, по крайней мере, не объясняется.

Возможно, «лишние» 4 млрд. Россия согласилась выделить не только с учетом кризисного состояния соседней экономики, но и дополнительных уступок по созданию совместного предприятия по сбыту электроэнергии. Долгое время Лукашенко вообще отказывался обсуждать такой вариант, логично отмечая, что строить АЭС он будет за кредитные деньги, которые обещает вернуть с процентами, а конечной продукцией (электроэнергией) сумеет распорядиться сам. Россияне требовали делить доходы от энергетического экспорта пополам и весной 2011 года сумели настоять на своем. Может, теперь они будут контролировать не 50%, а большую долю экспорта?

Не получили внятного разъяснения и экономические мотивы белорусских властей, если по-прежнему рассматривать проект как сугубо энергетический. В благополучном 2008 году, на стадии планирования, необходимость обзаведения собственной АЭС мотивировалась стремлением обеспечить «энергетическую безопасность» (снижение зависимости от поставок дорожающего российского газа). В конце кризисного 2011 года, когда проект вышел на стадию реализации, ранее озвученные мотивы потеряли всякую логику.

Не получили внятного разъяснения и экономические мотивы белорусских властей, если по-прежнему рассматривать проект как сугубо энергетический. В благополучном 2008 году, на стадии планирования, необходимость обзаведения собственной АЭС мотивировалась стремлением обеспечить «энергетическую безопасность» (снижение зависимости от поставок дорожающего российского газа). В конце кризисного 2011 года, когда проект вышел на стадию реализации, ранее озвученные мотивы потеряли всякую логику

Во-первых, газ для Беларуси заметно подешевел. Во-вторых, энергия, вырабатываемая на АЭС, будет достаточно дорогой, из-за чего возможности ее эффективного экспорта в соседние страны окажутся довольно призрачными. В-третьих, заметно растягиваются сроки окупаемости, как из-за увеличения суммы кредита, так и по причине сокращения валовой экспортной прибыли (как минимум на 50%, обещанных россиянам). В-четвертых, на неопределенный срок отодвигаются заявленные сроки завершения строительства (как минимум – с 2017 г. на 2021 г.), что создает дополнительные проблемы по окупаемости. Кроме того, за это время в Польше или странах Балтии может быть реализован аналогичный атомный проект (планы такие рассматриваются), что еще больше ослабит конкурентные позиции белорусских энергетиков. В-пятых, что было очевидно с самого начала, энергетическая зависимость от России только усилится с учетом будущих поставок топливных элементов для станции. В-шестых, кредит в значительной его части является связанным (товарным), реальных денег белорусская экономика почти не увидит (разве что-то из «лишних» 4 млрд.).

Тем не менее, белорусские власти объявили подписание кредитного соглашения по АЭС большим успехом. С языка «официоза» это можно перевести и так: «успехом» сегодня считаются любые деньги, в любом объеме и на любых условиях вброшенные в белорусскую экономику.

You have been successfully subscribed

Subscribe to our newsletter

Once a week, in coordination with a group of prominent Belarusian analysts, we provide analytical commentaries on the most topical and relevant issues, including the behind-the-scenes processes occurring in Belarus. These commentaries are available in Belarusian, Russian, and English.
EN
BE/RU
Subscribe

Situation in Belarus

February 19 – February 25
View all

Subscribe to us

Read more