en

Больше Европы для Беларуси: как этого добиться в 2023 году

Вадим Можейко Вадим Можейко

Большая часть беларусов уже придерживается европейских ценностей: нужно говорить им о том, что это и есть европейскость.

19  апреля 2023 года Belarus in Focus в партнерстве с беларусской экспертной сетью «Наше мнение» и Беларусским институтом стратегических исследований (BISS) провели онлайн-заседание экспертно-аналитического клуба, чтобы обсудить способы укрепления европейской мягкой силы в Беларуси в нынешних неблагоприятных условиях.

Основными спикерами выступили:

  • Станислава Глинник – соосновательница Беларусского молодежного хаба, член Координационного совета.
  • Геннадий Коршунов – старший аналитик Центра новых идей, экс-директор Института социологии НАН Беларуси;
  • Александр Милинкевич – канцлер Вольного беларусского университета.

Также в заседании экспертно-аналитического клуба приняли участие представители международных организаций, аналитики, историки, журналисты: Змитер Лукашук, Андрей Радоман, Дельфина Эртановска и другие.

Модерировал дискуссию Вадим Можейко (Наше мнение/BISS).

Яркие тезисы из дискуссии

  • «Беларусы – европейцы в себе, а не для себя <…> Это не типично для беларусов, но нам нужно быть эгоистичнее и больше продвигать себя в Европу и рассказывать, какие мы люди, достойные и талантливые европейцы» (Геннадий Коршунов);
  • «Важно приносить в Беларусь европейские ценности, но не забывать о национальном самосознании, потому что кроме базиса, на котором стоит современная Европа, нужно начать с того, кем мы, беларусы, являемся?» (Станислава Глинник);
  • «Когда я говорю «я за Европу», это про путь к ценностям и стандартам. Когда мы сделаем у себя Европу, тогда Европа и нас возьмёт» (Александр Милинкевич).

***

Как сегодня изменились знания и настроения беларусов относительно Европы?

Геннадий Коршунов отмечает, что взаимоотношения Беларуси и Европы парадоксальны. Первый парадокс ценностный: несмотря на совпадение многих ценностей, беларусы не отождествляют эти ценности с Европой. Беларусы – европейцы в себе, а не для себя. Второй парадокс – геополитический. Беларусы стремятся к геополитическому нейтралитету, и это стремление после 2014 года только укрепилось. Это одна из причин, почему революция 2020 года не имела поначалу геополитической составляющей, но, когда Россия однозначно поддержала Лукашенко, стремление к политическому нейтралитету стало уменьшаться.

Российско-украинская война тоже не принципиально повлияла на ситуацию: в самом начале войны запрос на нейтральность снизился, и впервые за десятилетие стал менее 50%, но потом за год войны ничего не изменилось. Анализируя ответы на открытый вопрос «почему вы за нейтралитет?», видно, что нейтралитет выбирается по соображениям безопасности и угрозы со стороны России в случае сближения с Европой, и из-за недоверия к Европе – среднестатистический респондент не понимает, что Европа может предложить. То есть, не понятно, ради чего менять свой нейтралитет, и зачем мы Европе? Нет нарратива “зачем, для чего, и как”, и поэтому есть некоторое недоверие. 

Александр Милинкевич считает, что для не вовлеченных в активную гражданскую жизнь это прежде всего экономический выбор. Когда Россия начинала торговые войны – отношение к Европе улучшалось, когда Европа вводила санкции – ухудшалось. Для беларусов типично выбирать нейтралитет, руководствуясь принципом «главное – не поссориться», и это европейская черта. Александр также обращает внимание, что сейчас хорошее время с точки зрения перспектив и внимания Европы к региону и понимания важности Беларуси. Важно, что люди в 2020 годы вышли и высказались, что они хотят жить достойно, а это европейская черта. 

Что для продвижения в Беларуси европейских ценностей могут сделать диаспоры, а также общественные инициативы и СМИ, находящиеся вне страны?

Станислава Глинник считает, что в контексте европейских ценностей сейчас нет общебеларусской национальной идеи, которая всех объединяет. Конечно, есть черты, которые объединяют беларусов, но приоритеты у всех разные.

Станислава обращает внимание на ситуацию с шенгенскими визами. Невозможность получить визу в Европу может еще больше оттолкнуть беларусов от Европы. Те, кто выезжает в Европу за образованием, был и остаётся активистом – это европейски ориентированные люди. Также Станислава отмечает, что то, что работает не совсем так, как беларусам хочется, можно менять через проекты и кампании. Например, санкции: хотя принятых санкций больше, чем когда-либо, они всё равно не работают, потому что найти путь для обхода санкций — это вопрос 3-6 месяцев. Европейские политики продолжают накидывать предложения новых санкций, а ресурсов для их мониторинга нет. Адвокатирование создания механизма экономического контроля и отслеживания обхода этих санкций – это то, что в силах диаспоры. 

Геннадий Коршунов выделяет два направления возможных действий диаспоры:

Во-первых, рассказывать в Беларуси про Европу, учитывая ранее обозначенные парадоксы. Большая часть беларусов уже придерживается европейских ценностей, нужно говорить им о том, что это и есть европейскость.  Европа – это взаимоуважение, и то, что в 2020 году мы хотели «людьми зваться» – и это есть европейский порядок жизни. Важно противостоять российской пропаганде и той картине Европы, которую она рисует. Европа – это когда ты сам себя уважаешь и тебя уважают.

Во-вторых, нести Беларусь в Европу: на самом деле нас мало знают, основной фокус по понятным причинам сейчас на Украине. Нужно рассказывать и политикам, делая акцент на том, что без свободной Беларуси безопасности в восточной Европе не будет, и ученым, и простым европейцам через СМИ. Чтобы европейцы понимали, что беларусы – это совсем не то же самое, что режим в Беларуси. Рассказывать, что мы как диаспора делаем для той части беларусов, которые остаются в Беларуси, что беларусы делают для Украины и Европы. Это не типично для беларусов, но нам нужно быть эгоистичнее и больше продвигать себя в Европу и рассказывать, какие мы люди, достойные и талантливые европейцы.

Александр Милинкевич призывает избавиться от иллюзии слабой и закомплексованной нации: что кто-то за нас, и мы можем к кому-то прислониться. Мы сами должны многое сделать, и тогда мы будем интересны Европе. Беларусы за рубежом должны делать проекты реформ, потому что без такого проекта мы никому не интересны, даже себе. У нас есть шанс учиться сейчас, чтобы использовать это в будущем.

Александр поясняет, что важно даже не образование, а просвещение, чтобы мы стали ближе к Европе. Пока интернет в Беларуси не закрыт, мы должны это делать. В СМИ очень много информации о плохом, журналистам нужно больше говорить о позитивных вещах, об альтернативах, чтобы люди могли переориентироваться. У нас замечательный третий сектор; фактически те, кто выходили протестовать – это новое гражданское общество, и эти люди, внутри или вне Беларуси стараются продолжать работу; из этих людей вырастут политически активные участники будущей Беларуси. Идентичность, дух – самые важные составляющие, которые позволят первые выборы провести так, чтобы мы, беларусы, чувствовали себя хозяевами своей земли и строили своё.

Змитер Лукашук добавляет, что при сегодняшнем уровне репрессий очень сложно сделать, чтобы в Беларуси стало больше Европы. Как дойти и как работать с той «серединой» – беларусами, которые за нейтралитет? Беларусы внутри Беларуси сейчас находятся ниже по возможностям проявления своей инициативы, чем в 70-е годы. 

Геннадий Коршунов замечает, что, согласно исследованиям, неправильно говорить о выжженном поле активности в Беларуси, мы просто не видим результатов и проявлений. Жизнь в Беларуси есть, и эти люди дадут о себе знать, как только будет возможность. 

Какая политика и программы ЕС могли бы сегодня способствовать росту проевропейских ориентаций в Беларуси?

Геннадий Коршунов предлагает пошаговую деятельность: прежде всего чётко проговоренное виденье, что Европа может предложить Беларуси, или как она видит Беларусь. Далее, на основе этого видения необходимо разработать стратегию действий. Потому что одна из основных проблем – это непонимание того, куда мы движемся, и что будет в будущем. Эту стратегию нужно доносить до людей внутри Беларуси. 

Александр Милинкевич замечает, что нынешняя ситуация значительно лучше, чем 20 лет назад. Европа очень заинтересована, чтобы в Беларуси была демократия, и чтобы беларусы двигались к европейским ценностям. Это движение уже продемонстрировал 2020 год: это большое достижение, и мы должны его использовать. Но никто в Европе не напишет стратегию будущей Беларуси, мы должны сами создать этот продукт.

Александр также добавляет, что нельзя предъявлять примитивные прагматичные требования к Европе. Сейчас всё зациклено на санкциях, а от нас ждут предложений, которые мы разработали вместе. Нужно больше целей и путей их достижения, и меньше требований.

Вы паспяхова падпісаныя

Падпішыцеся на нашу рассылку

Раз на тыдзень у каардынацыі з групай вядучых беларускіх аналітыкаў мы даем аналітычныя каментары да найбольш актуальных і актуальных пытанняў, у тым ліку да закулісных працэсаў, якія адбываюцца ў Беларусі, на беларускай, рускай і англійскай мовах.
EN
BE/RU
Падпісацца

Сітуацыя ў Беларусі

Люты 12 – Люты 18
Прагледзець усе

Падпішыцеся на нас

Чытаць больш