en

Беларусь глазами Запада: как добавить детализации

Вадим Можейко Вадим Можейко

Информационный повод нобелевской премии Алеся Беляцкого помогает объяснять, что 2020 год не случайность, а элемент очень долгой истории.

9 февраля 2023 года Belarus in Focus в партнерстве с беларуской экспертной сетью «Наше мнение» и Белорусcким институтом стратегических исследований (BISS) провели онлайн-заседание экспертно-аналитического клуба, чтобы обсудить образ Беларуси в западных СМИ.

Основными спикерами выступили аналитики и журналисты:

  • Олег Ерофеев – главный редактор русскоязычной версии литовского портала Delfi;
  • Анна Любакова – Atlantic Council Non-resident Fellow;
  • Леся Рудник – исследовательница Центра новых идей, докторантка университета Карлстад (Швеция).

Также в заседании экспертно-аналитического клуба приняли участие представители международных организаций и дипломатического корпуса, аналитики, журналисты: Юрий Дракохруст, Дельфина Эртановска, Юлия Волчек и другие.

Модерировали дискуссию Вадим Можейко (Наше мнение/BISS) и Антон Рулев (Belarus in Focus).

Яркие тезисы из дискуссии

  • “Пониженная субъектность беларуского общества связана с повышенной субъектностью Лукашенко” (Леся Рудник);
  • “Коллеги терялись, когда я их спрашивал про то, какой сейчас образ Беларуси для литовской аудитории” (Олег Ерофеев);
  • “Я нормально отношусь к тому, что Беларусь не интересна иностранцам” (Анна Любакова).

***

Как меняется образ Беларуси для западных читателей?

Дискуссия об изменениях образа Беларуси в западных СМИ отталкивалась от наблюдений и выводов исследований Леси Рудник и Вадима Можейко.

Олег Ерофеев также обращает внимание, что после политических кризисов в Беларуси – что в 2010 году, что в 2020-ом, – всегда наступает период, когда беларуская тематика уходит на второй-третий план. Осенью 2020 года внимание всех СМИ в Литве было приковано к беларуским протестам, они освещались как стримами и репортажами из Минска, так и интервью, и экспертными дискуссиями. Но потом фокус переключился сперва на миграционный кризис, а потом и на войну. А в начале 2023 года и вовсе “коллеги терялись, когда я их спрашивал про то, какой сейчас образ Беларуси для литовской аудитории”.

Анна Любакова нормально относится к тому, что Беларусь часто не интересна иностранцам. Ведь иностранные новости в медиа в целом всегда занимают последние места, если не случается что-то чрезвычайное (вроде недавнего землетрясения в Турции). Даже для украинских журналистов актуален вопрос, как привлекать к себе внимание – уже летом 2022 Украина уходила из заголовков западных СМИ, хотя шла война. В то же время, Дельфина Эртановска обращает внимание, что Беларусь в польских новостях часто на 4-5 месте, и это весьма неплохо, выше только польские новости и война.

Анна Любакова также обращает внимание на еще один фактор, осложняющий привлечение внимания к Беларуси. В условиях репрессий против беларуских журналистов и лишения аккредитации журналистов иностранных довольно сложно сделать из Беларуси репортаж. А без этого сложно показать, что происходит в Беларуси.

К тому же образ страны теперь все чаще создают не только медиа и политики, но и инфлюенсеры в соцсетях. А инфлюенсерам нужна виральность, из-за чего внимание может переходить от важных тем к искусственным инфоповодам.

Ключевые проблемы с образом Беларуси в западных СМИ

  • Кто является субъектом. Беларуское общество в западных медиа имеет куда меньше субъектности, чем в беларуских. Сам факт того, что режим силой подавил протест, как будто бы доказывает, что нет и не было субъектности беларусов. При этом пониженная субъектность беларуского общества связана с повышенной субъектностью Лукашенко. И эта субъектность стала заметнее, когда его решения стали связаны с военными действиями. Западным медиа менее интересно то, как его действия влияли на беларуское общество. В то же время, с этой пониженной субъектностью беларусов связан и меньший акцент на их вине в войне – что взять с тех, у кого нет субъектности (Леся Рудник);
  • Разница между Лукашенко и обществом. Образ смелой нации не исчез, но появился и образ соагрессора. Как и путаница с тем, что якобы беларусы поддерживают войну. Разницу между людьми и режимом важно объяснять, но это хорошо делать на основе личных историй изнутри Беларуси, и всё более частая анонимность беларуских героев не способствует убедительности (Анна Любакова). Британские медиа почти всегда ссылаются на исследования Chatham House Belarus Initiative и обоснованно пишут, что беларусы не поддерживают войну. Но при этом сохраняется и нарратив “Оставшиеся в Беларуси поддерживают режим, а те, кто хотел свободы, давно уехали” (Леся Рудник). Негативно характеризуя режим Лукашенко, польские медиа всегда подчеркивают, что это именно режим и Лукашенко. А образ беларуской диаспоры в них очень хороший, с пониманием (Дельфина Эртановска);
  • Случайность 2020 года. Протесты 2020 воспринимались как случайные, возникшие спонтанно, без анализа контекста. Хотя в действительности это был результат вполне последовательной эволюции, и понимание этого важно, чтобы делать вывод, что нет дороги назад – нация изменилась. Информационный повод нобелевской премии Алеся Беляцкого помогает объяснять, что 2020 год не случайность, а элемент очень долгой истории: как и “Весна” была создана на волне протестов еще в 1996 году (Анна Любакова);
  • Нарративы пропаганды. Образ Лукашенко как пытающегося лавировать; единственного человека, который может что-то такое сделать, чтобы избежать втягивания Беларуси в войну (Олег Ерофеев). Образ Лукашенко как сопротивляющегося давлению Путина по втягиванию Беларуси в войну, хотя всё это ничем не подтверждено (Анна Любакова);

Как возвращать субъектность беларусам и добиваться более подробного и объективного освещения событий в Беларуси

  • Выстраивать персональные связи. Как с западными журналистами (Леся Рудник), так и с западными политиками (Олег Ерофеев). Одна из причин, почему медиа соседних с беларусью стран лучше освещают происходящее – как раз в том, что той же Литве такие персональные связи выстраиваются естественным путем, исторически.
  • Приводить личные примеры и истории. Например, якобы бессилию и бессубъектности беларусов можно противопоставить примеры и беларуских добровольцев в Украине, и рельсовых партизан в Беларуси, и киберпартизан (Анна Любакова). Западным медиа и их аудитории надоел образ жертв, но его можно заменять голливудскими личными историями – такими как отца и сына Кузнечиков (Юлия Волчек);
  • Писать про политику через аполитичные темы. В западных медиа большой спрос на спортивные новости, и через них, например, в 2021 году хорошо распространилась информация про скандал с бегуньей Кристиной Тимановской (Леся Рудник). Группа “Молчат дома” популярна в США, и, хотя сами они довольно аполитичные, но в материалах про них пишут про беларуский контекст (Антон Рулев)
  • Чувствовать подходящий момент. Например, в преддверии парижской олимпиады в Литве много дискуссий о том, что к играм нельзя допускать спортсменов из Беларуси и России, которые поддержали войну. А позиции беларуских политиков в литовских медиа по этой теме и нет – а могла бы быть, если бы они верно почувствовали момент и вовремя выступили с заявлениями или организовали какое-то тематическое мероприятие (Олег Ерофеев);
  • Обращать внимание на связи между странами. Не каждая тема сама по себе легко продвигается, но заинтересовать можно всем, если хорошо постараться. Например, обратив внимание на связи политзаключенного с какой-то страной (учился там, работал и т.п.), можно привлечь внимание медиа этой страны и к конкретному политзаключенному, и к проблеме политзаключенных в целом. Также в тексте можно искать метафоры, подходящие к культурному контексту определенной страны (Анна Любакова);
  • Давать контекст. Объяснить страну в одном материале невозможно, но важно давать контекст, глубину, на что еще можно обратить внимание (Анна Любакова). Отвечая на вопросы журналиста западного медиа, не обязательно оставаться в той рамке, которую журналист задает. Можно дополнять, уточнять и объяснять (Леся Рудник).
  • Не жалеть времени. Иногда западному журналисту нужен получасовой телефонный разговор, чтобы в итоге поставить в материал короткую цитату эксперта на одно-два предложения. С эгоистичной точки зрения экспертам жалко времени на такие бесплатные консультации, но с точки зрения повышения качества материалов о Беларуси это время нужно находить и тратить (Вадим Можейко).
Вы паспяхова падпісаныя

Падпішыцеся на нашу рассылку

Раз на тыдзень у каардынацыі з групай вядучых беларускіх аналітыкаў мы даем аналітычныя каментары да найбольш актуальных і актуальных пытанняў, у тым ліку да закулісных працэсаў, якія адбываюцца ў Беларусі, на беларускай, рускай і англійскай мовах.
EN
BE/RU
Падпісацца

Сітуацыя ў Беларусі

Люты 19 – Люты 25
Прагледзець усе

Падпішыцеся на нас

Чытаць больш