en
Лістапад 1 – Лістапад 7, 2021
Бяспека

Военная доктрина «союзного государства» и миграционный кризис

Сітуацыя пагоршылася
Военная доктрина «союзного государства» и миграционный кризис

Утверждение совместной беларуско-российской военной доктрины, долгое время блокировавшейся официальным Минском, следует рассматривать с учетом миграционного шантажа по отношению ЕС.

4 ноября в ходе заседания высшего госсовета т.н. «союзного государства» Александр Лукашенко и Владимир Путин утвердили совместную военную доктрину. Предыдущая доктрина была принята в 2001 году и давно устарела. Еще в 2018 году российский президент и правительство Беларуси одобрили новую совместную военную доктрину. Т.е. на тот момент противоречий между сторонами в данной сфере не было. Однако конец того года ознаменовался «интеграционным ультиматумом» России в отношении Минска в ответ на требования равных цен на энергоносители. Последующий период до президентских выборов в Беларуси в августе 2020 года можно охарактеризовать в качестве конфликтного в беларуско-российских отношениях.

При этом отсутствие актуальной совместной военной доктрины по большому счету не препятствовало сотрудничеству в сфере военной безопасности, которое строится на уже имеющейся договорной базе, межведомственных планах сотрудничества и планах применения совместных армейских группировок/систем. Последние обновлялись регулярно по мере необходимости. Таким образом неутверждение совместной военной доктрины беларуской стороной было политическим демаршем, реакцией на состояние союзных отношений периода конца 2018 года – по август 2020 года.

Однако, на фоне сближения Кремля и беларуского режима после августа-2020 более года доктрина не утверждалась. Что, с одной стороны, свидетельствует о ее малой практической ценности для двустороннего сотрудничества в военной сфере. С другой – является проявлением традиционной тактики Минска по использованию взаимодействия с Москвой в военной сфере в качестве инструмента решения невоенных вопросов.

Очевидно, что согласие Минска на официальное утверждение совместной военной доктрины в наименьшей степени продиктовано конкретно военными соображениями. С учётом того, что режиссированный и управляемый миграционный кризис на беларуско-польской границе за последнюю неделю продемонстрировал явные тенденции к эскалации (включая – по заявлениям польских властей – угрозу применения оружия, попытку применения оружия и применение средств РЭБ беларускими военнослужащими против польских, нарушение границы вооруженными людьми с беларуской стороны, – все они беларуской стороной отвергаются), а также обвинения беларуского режима в адрес Польши в провоцировании регионального кризиса, утверждение совместной с Россией военной доктрины является частью тактики по принуждению ЕС к диалогу на условиях официального Минска.

К миграционному шантажу добавляется гипотетическая угроза расширения противостояния за счет вовлечения России, вплоть до формата регионального вооруженного конфликта. При этом в Минске хорошо усвоили опыт 2-й карабахской войны: Москва приходит на помощь своему формальному союзнику накануне его полного разгрома для обеспечения прежде всего собственных интересов.

Так что утверждение совместной беларуско-российской военной доктрины будет с высокой вероятностью использовано беларуским режимом в качестве еще одного инструмента политического, информационного и психологического давления на Запад. Эффективность его, правда, в высшей степени сомнительна.

Вы паспяхова падпісаныя

Падпішыцеся на нашу рассылку

Раз на тыдзень у каардынацыі з групай вядучых беларускіх аналітыкаў мы даем аналітычныя каментарыі да найбольш актуальных і актуальных пытанняў, у тым ліку да закулісных працэсаў, якія адбываюцца ў Беларусі, на рускай і англійскай мовах.
EN
RU
Падпісацца

Сітуацыя ў Беларусі

Жнівень 1 – Жнівень 7
Прагледзець усе

Падпішыцеся на нас

Чытаць больш
Чытаць больш