en
Студзень 1 – Студзень 7, 2024
Беларусь-Захад

2023: стратегическая изоляция; 2024: переориентация внешней политики

Сітуацыя пагоршылася
2023: стратегическая изоляция; 2024: переориентация внешней политики
карикатура: deutsche welle

Режим Лукашенко избежал включения в санкционные пакеты, приуроченные к первой годовщине российского вторжения в Украину. Страны Запада не пришли к консенсусу по синхронизации ограничений в отношении Москвы и Минска. Беларусь спекулировала на противоречиях и коммерческих интересах Европы, особенно актуальных в сфере продовольственной безопасности. Однако последующая эскалация со стороны Лукашенко, включая миграционный кризис, размещение российского ядерного оружия, развертывание ЧВК “Вагнер”, дали почву для распространения на Беларусь новых ограничений. Сигналы Минска о готовности вступить в торг и диалог без предварительных условий, но с признанием сложившегося статус-кво, Запад проигнорировал. Во второй половине года Европа нарастила санкционное давление на Беларусь, постепенно синхронизировав его с санкциями против РФ. 

Отношения между Беларусью и Западом в начале года во многом определяли тенденции, заложенные ещё во второй половине 2022-го. Режим избежал включения в 10-й пакет санкций против РФ за соучастие в агрессии против Украины. На тот момент ЕС не согласовал новые ограничительные меры против Минска из-за отсутствия консенсуса по поводу бана беларуского калийного сектора. Более того, Еврокомиссия даже рассматривала вариант снятия санкций с “Белкалия”. Инициаторами разработки специального регламента выступили Бельгия, Нидерланды, Франция, Италия, Португалия, а их работу курировал офис главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен. Основной политической задачей называлось обеспечение продовольственной безопасности не только стран-членов ЕС, но и так называемого Глобального Юга. Главной же технической задачей виделась отмена ограничений на импорт в ЕС, а также снятие всех препятствий для свободного транзита через ЕС в третьи страны. Украина также внесла лепту в исключение Беларуси из нового санкционного пакета, опасаясь негативных последствий — например, прямого вступления беларуской армии в войну. 

Однако после мартовского объявления Путиным планов по размещению тактического ядерного оружия (ТЯО) в Беларуси Запад получил дополнительный аргумент для наращивания давления на Минск. В авангарде разработки новых ограничений стояла Польша, которая вела переговоры с европейскими лидерами о том, как структурировать 11-й пакет санкций ЕС против Беларуси. Согласование новых ограничений натолкнулось на новые сложности. Санкции продолжали блокировать некоторые страны Западной Европы, выступавшие за смягчение бана на экспорт калийных удобрений. Польша и страны Балтии выступали против такого варианта. Они настаивали на более жёстких мерах против Беларуси в связи с преследованием оппозиции в стране, из-за соучастия в войне на стороне России и планов размещения ТЯО. 

Беларуский режим успешно использовал контакты с Венгрией для торпедирования новых санкций и сдерживания более жёсткого подхода со стороны ЕС. Лукашенко надеялся на подрыв внутриевропейского консенсуса, для чего предложил Будапешту углубить торгово-экономическое сотрудничество. Венгрия оправдывала свою позицию необходимостью держать каналы коммуникаций с Минском открытыми. Мол, важно, чтобы Беларусь предприняла все возможные меры — и не допустила расширения российско-украинской войны. 

В итоге в 11-й пакет санкций, принятый в июне, попали только председатель Госкомвоенпрома Беларуси Дмитрий Пантус (за производство оружия для нужд российской армии) и начальник БелЖД Владимир Михайлов (за транспортировку российского военного персонала и грузов). 

Однако вторая половина года отметилась новой динамикой европейского давления из-за эскалации со стороны Беларуси. Уже к концу июля ЕС принял более существенные санкции в отношении режима, но, вопреки ожиданиям, новый пакет не предусматривал исключений и послаблений для беларуских калийных удобрений. Значительная часть ограничений коснулась мер, предотвращающих обход санкций против РФ через Беларусь. Изменения также синхронизировали санкции, наложенные на Беларусь, с запретами в отношении России. Под новый бан попали 38 физических лиц и три предприятия (ОАО “Минский электротехнический завод”, ОАО “БМЗ – управляющая компания холдинга «БМК”, “Белнефтехим”). 

Очередная годовщина протестов и последовавшего за ними политического кризиса-2020 стала поводом для Запада пересмотреть отношения к режиму и беларускому обществу. Европа выразила приверженность дальнейшему давлению на Лукашенко, поддержке людей, а также демократическому будущему Беларуси. ЕС призвал беларуские власти вступить в подлинный и инклюзивный диалог со всеми слоями общества, что привело бы к свободным и справедливым выборам. Брюссель также подтвердил обязательства помочь Минску стабилизировать экономику и реформировать институты при переходе к демократии. 

Призывы Лукашенко вступить в диалог на его условиях (без каких-либо уступок) были ожидаемо проигнорированы. Вместо этого Запад усилил давление. В рамках синхронизации рестрикций с ЕС собственные ограничения против Беларуси ввели США, Канада, Великобритания. Технологическое эмбарго, направленное на снижение потенциала ВПК Беларуси и России, ввели страны Азиатско-тихоокеанского региона, включая Корею и Японию. 

В ответ на давление Минск подготовил новые ответные меры. Был сформирован перечень недружественных стран и ограничения для инвесторов из них, введены ограничения по технологическому импорту, целой гамме продовольственных товаров и ограничения въезда польских прицепов и полуприцепов на территорию Беларуси. Главным же ответом стала переориентация внешней политики Беларуси на страны “дальней дуги” – Азии (Китай, Вьетнам, Индия), Африки (Зимбабве, Кения, Экваториальная Гвинея), Ближнего Востока (Иран, Турция, Объединенные Арабские Эмираты) и Латинской Америки (Куба, Венесуэла, Бразилия). 

Однако Минск принципиально не отказался от идеи торга с Западом. Лукашенко даже выразил готовность остановить миграционное давление на страны Балтии и Польшу. Взамен политик потребовал восстановить финансирование соответствующих программ со стороны ЕС. Он также продемонстрировал готовность начать торг политическими заключёнными на определённых условиях. Режим требовал от Запада отказаться от давления на Беларусь и признать статус-кво, сложившийся после политического кризиса-2020 и начала российско-украинской войны-2022. Соседним странам Лукашенко предлагал вернуться к торгово-экономическим отношениям. Кроме того, режим выразил готовность выступить с посреднической миссией по урегулированию российско-украинского конфликта, способствовать глобальной продовольственной безопасности и разработать концептуальные основы новой архитектуры безопасности в Европе и Евразии в “духе Хельсинки и Сан-Франциско”. 

Однако Запад ожидаемо проигнорировал призывы Минска. Вслед за европейскими столицами Вашингтон сформулировал свои условия: освобождение всех политзаключённых, сворачивание репрессий против беларуского народа и прекращение соучастия в войне России против Украины. При этом освобождение политзаключённых называлось отправной точкой дискуссий. 

Однако Запад так и не получили сигналов от Лукашенко о готовности к переговорам. Реальное отношение мирового сообщества к миротворческим инициативам Минска продемонстрировало поражение Беларуси на выборах в Совет Безопасности ООН в качестве непостоянного члена в пользу Словении, получившей 153 голоса против 38. 

К концу года ЕС принял 12-й пакет санкций против России и Беларуси, в который попали 12 беларуских чиновников – представители ВПК, ВС, Минобороны, Следственного комитета и “Белаэронавигации”. Основные ограничения были направлены на предотвращение обхода санкций и усиление технологического эмбарго, введённого предыдущими пакетами. Санкции Запада против России и Беларуси начали синхронизироваться. К концу года Запад обеспокоился фактором “ползучей аннексии” Беларуси со стороны РФ. Однако дальше деклараций с выражением озабоченности дело не пошло — несмотря на признание стратегического значения свободной и демократической Беларуси для евроатлантической безопасности. 

Прогнозы:

  •   Западные страны продолжат синхронизацию санкций против Беларуси и РФ на фоне исчерпания потенциала дальнейшего ужесточения ограничений.
  •   Режим утратит интерес к дипломатическому торгу как в связи с усилением влияния России на все аспекты внутренней и внешней политики Беларуси, так и неготовностью выполнить предварительные условия Запада.
  •   Минск интенсифицирует строительство отношений с глобальным Югом и глобальным Востоком для противодействия давлению Запада.
  •   Соучастие режима в российской агрессии против Украины останется решающим фактором, определяющим динамику отношений между Беларусью и странами Запада; углубление участия в войне или её эскалация нарушат сложившееся равновесие и спровоцирует новые волны давления.
  •   Заморозка конфликта или стратегическое поражение Украины приведёт к формированию нового “железного занавеса” в центре Европы, проходящего по западным границам Беларуси как части российской сферы влияния. Сценарий стратегического поражения РФ откроет перед страной перспективу более глубоких отношений с Западом на институциональном уровне. 
Вы паспяхова падпісаныя

Падпішыцеся на нашу рассылку

Раз на тыдзень у каардынацыі з групай вядучых беларускіх аналітыкаў мы даем аналітычныя каментары да найбольш актуальных і актуальных пытанняў, у тым ліку да закулісных працэсаў, якія адбываюцца ў Беларусі, на беларускай, рускай і англійскай мовах.
EN
BE/RU
Падпісацца

Сітуацыя ў Беларусі

Люты 19 – Люты 25
Прагледзець усе

Падпішыцеся на нас

Чытаць больш