en
Снежань 26 – Студзень 1, 2022
Беларусь-Захад

2022: Размытые горизонты нормализации – точка невозврата пройдена

Сітуацыя пагоршылася
2022: Размытые горизонты нормализации – точка невозврата пройдена
Ілюстрацыйнае фота Nick Youngson CC BY-SA 3.0 Alpha Stock Images

Если в начале года беларуский режим предпринимал усилия вернуться в отношениях с Западом к business as usual на собственных условиях, то соучастие в российской агрессии против Украины стало точкой невозврата. Запад солидаризировался в восприятии режима Лукашенко как соагрессора и интенсифицировал давление на него. Однако, пытаясь нейтрализовать прямое участие беларуской армии в российской агрессии, западные страны пока что оставляют Минску пространство для маневра, отказавшись от синхронизации российской и беларуской санкционных стратегий. К концу года беларуская сторона вновь примерила на себя «миротворческую» роль. В лучшем случае инициативы беларуского режима не вызвали доверия, в худшем – были восприняты западными странами и Украиной как кампания по стратегической дезинформации на фоне подготовки Россией нового вторжения с территории Беларуси.

В начале 2022 года в отношении Беларуси в полную силу вступили четвертый и пятый пакеты санкций со стороны ЕС и других западных союзников, включая адресные экономические ограничения против нефтяного, калийного, табачного, банковского, логистического и др. секторов экономики.

Несмотря на это беларуский режим не терял оптимизма в плане перезагрузки отношений с западными странами на собственных условиях. Беларуская официальная дипломатия попыталась организовать торг с западными странами по формуле «конституционный референдум в обмен на отмену западных ограничений» с помощью посредников в лице Ватикана, Мальтийского ордена и Италии. Этому способствовала международная конъюнктура, которая временно отвлекла внимание Запада от беларуской проблемы – политический кризис в Казахстане в начале января и продолжающаяся эскалация Россией военной напряженности с Украиной.

Читайте нас в Telegram – только самое важное

Не добившись должного внимания со стороны Запада, Минск попытался продемонстрировать свою военно-политическую лояльность и полезность для Кремля. Правда ожидания того, что с помощью совместных учений «Союзная решимость-2022» Минск сможет отвлечь внимание Запада от конституционного референдума (намеченного на 27 февраля), вернуть Беларусь в повестку дня региональной безопасности и затем навязать ему нормализацию отношений на своих условиях, также не оправдались. Уже к середине февраля – на фоне увеличивающегося присутствия российских войск на беларуской территории – США и другие западные союзники начали подготовку нового пакета санкций против Беларуси – за любую косвенную или прямую поддержку российского вторжения. Антиукраинская риторика Александра Лукашенко и участие в российской кампании военного давления на Украину ожидаемо привели к запрету транспортировки минеральных удобрений из Беларуси по украинской железной дороге с 16 февраля вслед за аналогичным решением Литвы с 1 февраля.

Несмотря на то, что беларуские ВС не принимали прямого участия в российском вторжении в Украину 24 февраля, добровольное предоставление Минском территории и авиапространства Беларуси российским войскам стало главной причиной ужесточения санкционного давления со стороны Запада.

При этом некоторые западные государства (например, Франция) приложили определённые усилия, чтобы нейтрализовать возможное прямое участие беларуской армии в российском вторжении на начальном этапе, выступив посредником в заключении сделки между Минском и Киевом. Ее суть предполагала отказ Украины наносить ракетные удары по территории Беларуси взамен на обязательства режима Лукашенко не принимать прямого участия в российской агрессии. Попытки беларуской стороны сыграть роль «миротворца», организовав первые три раунда переговоров между Россией и Украиной в конце февраля – начале марта в Беларуси, не были приняты в расчет западными странами.

Запад начал немедленно вводить санкции и разрабатывать новые пакеты ограничений. Они предполагали ужесточение секторальных санкций, отключение доступа Беларуси к международной финансовой системе, включая доступ к финансированию по линии международных финансовых институтов, а также ограничение доступа на западные рынки и технологическое эмбарго.

В апреле – на фоне провала российского блицкрига и отступления с северных областей Украины российских войск – беларуские власти были вынуждены корректировать свою позицию, попытавшись снять с себя ответственность за последствия российского вторжения. Минск заявил о своих претензиях на участие в российско-украинских переговорах в Стамбуле, а также потребовал гарантий безопасности для себя со стороны Украины и Запада по итогам этих переговоров.

В ответ на «призыв о помощи» в виде письма главы беларуского МИД Владимира Макея в адрес европейских дипломатических представительств от 9 апреля Запад сформулировал ряд условий возвращения к диалогу: освобождение всех политзаключенных; осмысленный диалог с беларуским обществом, новые выборы под международным наблюдением; прекращение поддержки войны России в Украине.

В начале июня ЕС и другие западные страны демонстративно ввели шестой пакет санкций против России и Беларуси, ужесточивший секторальные экономические ограничения. Его введение произошло на фоне попыток беларуского режима найти пути их смягчения с помощью лоббирования через ООН схемы «транзит украинского зерна в обмен на доступ беларуских калийных удобрений к балтийским портам».

Несмотря на провал торга политзаключёнными под видом масштабной амнистии (но без освобождения политзаключенных) в обмен на смягчение санкций, Минск предложил Западу ранее хорошо зарекомендовавший себя «товар» – содействие в сфере региональной безопасности, невступление беларуской армии в войну против Украины, непризнание сентябрьских «референдумов» на оккупированных украинских территориях, посредничество между Россией и Украиной, а также вклад в глобальную продовольственную безопасность.

Попытки установить прямые каналы коммуникаций с Западом потерпели неудачу, на что Минск отреагировал очередной порцией эскалационных шагов.

Они включали риторическую и практическую поддержку российской агрессии против Украины, оскорбления европейских лидеров, ограничения в адрес западных инвесторов внутри страны, обвинения Запада и Украины в подготовке агрессии против Беларуси, а также ядерный шантаж (размещение российского ядерного оружия) и угрозы нанести ракетные удары по центрам управления в соседних странах НАТО и Украине.

Несмотря на усиление военного присутствия России и возможного возобновления наступления российских войск с севера, беларуский режим смог избежать включения в седьмой и восьмой пакеты санкций, принятых ЕС и западными союзниками в июле и октября соответственно. Это произошло благодаря не столько тайным дипломатическим усилиям беларуского режима, сколько из-за отсутствия консенсуса внутри ЕС. Некоторые европейские страны не хотели затягивать санкционную удавку на шее беларуского режима, чтобы сохранить ему пространство для маневра применительно к рискам прямого вступления Беларуси в войну.

После скоропостижной кончины Владимира Макея (26 ноября) назначение новым министром иностранных дел профессионального дипломата со связями на Западе Сергея Алейника создало впечатление того, что беларуский режим продолжит линию по внешнеполитическому маневрированию в контексте российско-украинской войны с целью избежать прямого вовлечения в нее. В эту линию укладывались инициативы по транзиту украинского зерна через Беларусь без предварительных условий, а также предложение о проведении российско-украинских переговоров в Минске при посредничестве Ватикана. Минск попытался обезопасить себя таким образом от возмездия Украины и западных союзников в будущем.

Вместе с тем, и в Украине, и на Западе – благодаря лоббистским усилиям Офиса Светланы Тихановской и Объединенного переходного кабинета (ОПК) – сложилось восприятие Беларуси как важного элемента стратегического уравнения, без которого эта война не сможет продолжаться. Соответственно ключ к подрыву военных усилий России видится в том, чтобы вывести Беларусь из российской сферы влияния.

Однако, судя по многочисленным визитам российских военных чиновников и новым договорённостям в сфере региональной безопасности, мероприятиям совместной боевой и оперативной подготовки, Минск не планирует отказываться от роли российского военного плацдарма. 

Прогнозы на 2023 год

  • Точка невозврата в отношениях с Западом пройдена, поэтому давление на режим Лукашенко будет сохраняться до выполнения им основных западных требований, даже несмотря на динамику российско-украинской войны.
  • В случае вступления беларуской армии в прямой конфликт с Украиной на стороне России деоккупация Беларуси от российских войск и смена режима в Минска станет стратегическим приоритетом не только для беларуской оппозиции в изгнании, но и для Киева вместе с западными союзниками.
  • Геополитическое положение Беларуси и отношения с Западом будут зависеть от исхода российско-украинского конфликта, первые очертания которого проявятся уже в 2023 году: победа Украины и стратегическое поражение России приведут к выпадению Беларуси из российской сферы влияния и откроют перед страной перспективу более глубоких отношений с Западом на институциональном уровне.

 

Вы паспяхова падпісаныя

Падпішыцеся на нашу рассылку

Раз на тыдзень у каардынацыі з групай вядучых беларускіх аналітыкаў мы даем аналітычныя каментарыі да найбольш актуальных і актуальных пытанняў, у тым ліку да закулісных працэсаў, якія адбываюцца ў Беларусі, на рускай і англійскай мовах.
EN
RU
Падпісацца

Сітуацыя ў Беларусі

Студзень 23 – Студзень 29
Прагледзець усе

Падпішыцеся на нас

Чытаць больш
Чытаць больш
Чытаць больш
Чытаць больш