en

Беларусь в изгнании: как защитить права человека

Вадим Можейко Вадим Можейко

“Все государства нарушают права человека, но демократические потом реагируют на это”

24 ноября 2022 года еженедельный аналитический мониторинг Belarus in Focus в партнерстве с Пресс-клубом, сайтом экспертного сообщества Беларуси «Наше мнение» и Беларуским институтом стратегических исследований (BISS) провели онлайн-заседание экспертно-аналитического клуба, чтобы обсудить правозащитный аспект беларуской эмиграции.

Основными спикерами выступили беларуские аналитики:

  • Анаис Марэн – PhD, спецдокладчик ООН по ситуации с правами человека в Беларуси; Associate Fellow, Chatham House;
  • Екатерина Дейкало – PhD, юрист-международник, эксперт Беларуского Хельсинкского комитета;
  • Олег Агеев – юрист, заместитель председателя Беларуской ассоциации журналистов;
  • Ольга Смолянко – юрист, директор правозащитной организации Lawtrend.

Также в заседании экспертно-аналитического клуба приняли участие представители международных организаций и дипломатического корпуса, аналитики, журналисты и правозащитники.

Модерировали дискуссию Вадим Можейко (BISS/Наше мнение) и Антон Рулёв (Belarus in Focus/Пресс-клуб).

Яркие тезисы из дискуссии

  • “Власти ведут специальную политику, чтобы запугивать людей и заставлять их покидать страну” (Анаис Марэн);

  • “Государства не занимаются тем, чтобы постоянно следить, нарушаются права беларусов или нет” (Ольга Смолянко);

  • “Некоторые редакции собрали фул хаус репрессий” (Олег Агеев);

  • “Соблюдайте свои обязательства по правам человека!” (Екатерина Дейкало).

Какие группы беларусов в наибольшей степени сталкиваются с нарушениями прав человека, вынуждающими покинуть Беларусь?

Анаис Марэн, автор доклада о положении беларуских вынужденных мигрантов, обращает внимание, что основная причина массового переезда беларусов – целенаправленная политика режима Лукашенко: “Власти ведут специальную политику, чтобы запугивать людей и заставлять их покидать страну”. Анаис обращает внимание, что после 2020 года задерживали не только участников массовых мирных митингов, но также представителей гражданского общества, медиков, журналистов, адвокатов, членов правозащитных организаций. Все эти группы сталкиваются в Беларуси с запугиванием, насилием и угрозами, в том числе в отношении их семей, а сообщения задержанных про пытки даже не приводят к разбирательствам прокуратуры по этому поводу.

Екатерина Дейкало добавляет, что преследованию по профессиональному признаку подверглись также экспертное сообщество, преподаватели, студенты, IT-бизнес. И чем больше раскручиваются репрессии, тем большую роль играет не личная активность, а принадлежность к преследуемой профессиональной группе. Люди выезжают в том числе для того, чтобы иметь возможность заниматься своей профессией, самореализовываться – и это тоже важное право человека.

Олег Агеев иллюстрирует ситуацию на примере медиасектора, где с репрессиями сталкивались люди на всех уровнях: от лично журналистов до редакций, фрилансеров, блогеров, бывших сотрудников государственных СМИ. Преследовали – и вынудили покинуть Беларусь – главные независимые организации медиасектора: Беларускую ассоциацию журналистов (БАЖ) и Пресс-клуб. БАЖ опросила 44 крупнейшие редакции – и все из них так или иначе сталкивались с репрессиями, а “некоторые редакции собрали фул хаус репрессий”: от признания медиа экстремистскими до запрета на печать бумажной газеты.

Олег обращает внимание, что это уже не просто нарушения прав человека: по данным мониторинга БАЖ, из 150 нарушений прав человека в отношении журналистов 44 содержат признаки преступлений против человечности.

На момент февраля 2022 года, когда руководители крупнейших медиа сверяли часы, примерно треть беларуских медиа полностью работали за границей, треть в смешанном режиме (менеджмент выехал, а часть журналистов внутри), а треть оставалась в Беларуси. И с тех пор, по оценке Олега, ситуация лишь ухудшилась.

Ольга Смолянко пытается находить во всем этом хоть какой-то позитив: да, нарушения есть, но правозащитники кричат о них очень давно, только раньше многие предпочитали закрывать на это глаза, а теперь об этом хотя бы заговорили гораздо больше. По мнению Ольги, Беларусь в изгнании потому, что люди не знают, чего ожидать, каких именно нарушений своих прав человека и в какой момент. Правозащитница напоминает, что в 2021 года в Беларуси ликвидировано либо в процессе ликвидации 695 некоммерческих организаций, и за всеми ними стоят люди, которых в том числе таким образом изгоняют из страны.

Какие международно-правовые положения можно использовать для защиты беларуских вынужденных мигрантов?

Екатерина Дейкало обращает внимание, что все государства нарушают права человека, не только авторитарные. Но разница в том, что демократические реагируют, а Беларусь прямо продекларировала, что это не наши ценности, нас права человека не волнуют. А вот членам ЕС, Совета Европы – и в целом правовым государствам – эти ценности нужно предъявлять как правовые аргументы, не ограничиваясь моральной аргументацией. В частности, при защите прав вынужденных беларуских мигрантов можно опираться на Европейскую конвенцию по правам человека, а также пакты 1966 года о разных правах, ратифицированные странами-членами Совета Европы. Можно задействовать механизмы ЕСПЧ или ООН, но в любом случае большую роль играют беларуские диаспоры и демократические силы, Офис Светланы Тихановской и Объединенный переходный кабинет.

Так, действительно не существует права человека въехать в любую страну, но есть право на защиту от дискриминации (неравное обращение на неразумных основаниях). Государства могут устанавливать миграционные правила, но они все равно не могут нарушать общую рамку прав человека. Дискриминация не может быть оправдана войной или другими вопросами безопасности. Опасна любая чрезмерная генерализация, и наличие того или иного гражданства не может быть разумным основанием для дискриминации априори.

Любые ограничения должны быть законны – то есть установлены законом, а не устным указанием. Они должны быть не только обоснованы (например, их чаще всего обосновывают соображениями национальной безопасности), но и соразмерны (то есть именно такие меры должны отвечать цели). Например, не принимать студентов в целом – не обоснованно. Баланс между правами человека и защитой общественных интересов – это обязанность государства. И не только самому не нарушать права, но защитить от нарушения прав другими, а также от разжигания ненависти. Любой мигрант уязвим психологически, он не знает местных законов, но беларусы тут вдвойне уязвимы, потому что они не могут в случае нарушений и депортации уехать домой.

Анаис Марэн напоминает, что “все мигранты обладают правами человека в силу своей человечности”, независимо от правового статуса. В том числе не возвращаться в Беларусь и не подвергать себя риску репрессий, включая пытки. К сожалению, Беларусь не подписала Конвенцию о сокращении безгражданства (ООН, 1961) и на этом фоне ведет разговоры о заочных судах и лишении гражданства. Анаис обращает внимание, что нельзя делать людей апатридами, человек без паспорта в сегодняшнем мире никто – но до сих пор не было и прецедентов в истории, чтобы власти в качестве репрессий лишали людей не двойного гражданства, а гражданства по рождению.

Ольга Смолянко также напоминает, что, обладая человеческим достоинством, человек обладает правами человека на любой территории. И практически все страны, куда массово релоцируются беларусы, присоединились к международным обязательствам. Нарушения прав человека могут крыться и в различных бытовых затруднениях: не смог обменять в посольстве паспорт – лишился права на свободу передвижения, не устроил ребенка в школу – лишился права на образование.

Ольга предлагает целый список различных решений:

  • Узнавайте информацию: вы не единственный беларус в такой ситуации, есть практика прохождения процедур, это позволит не оказаться один на один с проблемой, которую вы не можете решить;
  • Будьте настойчивы в получении информации и взаимодействии с государственными органами;
  • Не толкуйте сказанное против себя: услышав то, чего боялся, не уходить молча;
  • Разумно оценивайте ситуацию: например, насколько лично вам безопасно вернуться в Беларусь;
  • Обращайтесь к правозащитникам: как к беларуским, так и к местным – у них есть опыт в специфике страны релокации, они пробивают языковой барьер;
  • Не скрывайте информацию, выбирайте публичность: это способствует и тому, чтобы в отношении лично вас такое нарушение не произошло больше, и дает импульсы государству и правозащитникам, чтобы проблема не стала системной.

Олег Агеев призывает и самих беларуских правозащитников вступать в партнерство с местными коллегами, правозащитниками и адвокатами в странах релокации, которые часто для мигрантов работают pro bono. Много инициатив создают и предыдущие волны беларуской эмиграции. Олег замечает, что, если до начала войны в отношении беларусов все было в целом легко обсуждать с местными, но теперь возник ряд сложностей. От заявлений политиков, которые требуют усложнить легализацию беларусов, до законодательных изменений, введения режимов чрезвычайного положения или ситуации. Многим пришлось стать борцами с дискриминацией беларусов в тех странах, куда они релоцировались: от отказа в открытии счетов в банках до бытовых плевков в лицо. В то же время, Олег считает, что ситуация постепенно нормализуется благодаря работе беларусов – от правозащитников для политиков.

Что можно рекомендовать акторам за пределами Беларуси – другим государствам, международному сообществу и международным организациям – чтобы обеспечить выполнение их международных обязательств в области прав человека в отношении вынужденных мигрантов?

Анаис Марэн вспоминает, что на диалогах в Женеве и Нью-Йорке участвуют только те страны, кто вообще заботится правами человека в Беларуси. А со многими странами, которые считают права человека внутренним делом, у правозащитников просто нет площадки для диалога.

Анаис считает важным не позволить Беларуси выпасть из внимания просто потому, что в регионе есть другие яркие проблемы, а также создать условия для эффективной работы судов универсальной юрисдикции, чтобы позволить людям искать справедливости. Нужно помогать и помогающим: давать ресурсы и психологическую помощь юристам и правозащитникам, многие из которых уже на грани нервного срыва. А чтобы воссоздать в изгнании беларуское сообщество – опираться на творческие силы, музыкантов, актеров, помогать беларускоязычной литературе и культуре в целом.

Ольга Смолянко призывает начать с того, чтобы собирать информацию и аргументированно информировать государство – это задача правозащитников, “государства не занимаются тем, чтобы постоянно следить, нарушаются права беларусов или нет”. А вот уже если государство на такие сообщения не реагирует – тогда задействовать международные механизмы, тот же ЕСПЧ.

Иногда права надо просто реализовывать: например, свободу собраний и выражения мнения. Выходить на улицу, писать в медиа о нарушениях своих прав. И требовать в том числе того, чтобы другие государства что-то делали в отношении самой Беларуси: она же не изолированная, нарушения ею прав человека отражаются на других странах.

Олег Агеев обращает внимание разных стран на необходимость заниматься государствам мониторингом своих институтов, которые работают с вопросами миграции и легализации: из-за войны нагрузка на эти службы выросла, и теперь многие живут полулегально из-за сроков рассмотрения документов, что приводит к нарушению права на перемещение. Олег также призывает выступать с законодательной инициативой и приводит в пример коалицию беларуских организаций, которые добились от литовского сейма защиты прав граждан и других стран, бежавших из Украины.

Екатерина Дейкало резюмирует – всем международным акторам можно посоветовать: “Соблюдайте свои обязательства по правам человека!”. Это и  должно быть главным аргументом на столе на любом уровне, а не только аргументы эмоциональные или политические.

Вы паспяхова падпісаныя

Падпішыцеся на нашу рассылку

Раз на тыдзень у каардынацыі з групай вядучых беларускіх аналітыкаў мы даем аналітычныя каментарыі да найбольш актуальных і актуальных пытанняў, у тым ліку да закулісных працэсаў, якія адбываюцца ў Беларусі, на рускай і англійскай мовах.
EN
RU
Падпісацца

Сітуацыя ў Беларусі

Студзень 23 – Студзень 29
Прагледзець усе

Падпішыцеся на нас

Чытаць больш
Чытаць больш
Чытаць больш
Чытаць больш